Как банки за нами следят: нужен ли цифровой суверенитет?

14-07-2017 | банки
Вы когда-нибудь задумывались над тем, что каждую минуту за вами следят? Нет, не иностранные шпионы, а мобильные приложения и кредитные карты! Оказывается, банкам известно о нас столько, что никакому шпиону не снилось! Банк точно знает, где мы покупаем еду, когда уезжаем за границу, как часто ходим в кино и занимаемся спортом.

Богдан Шевченко, начальник управления эквайринга и программ лояльности банка «Хоум Кредит»:

– Когда мы приходим к партнеру, мы скорее продаем не клиента, а знания о том, какую покупку он может совершить в будущем. Мы о клиенте знаем настолько много, сколько не знает, мне кажется, даже жена про меня!

Часть информации банки накапливают в процессе работы с нами. А остальную часть приобретают у других организаций, услугами которых мы тоже регулярно пользуемся.

Юрий Андресов, председатель правления Хоум Кредит Банка:

 Если говорить сегодня про данные, которыми мы пользуемся, мы пользуемся сегодня не только данными от кредитных бюро, но мы пользуемся сегодня данными от всех крупных мобильных операторов – «МегаФона», «Билайна» и МТС. Мы тоже пользуемся данными от Mail.ru. И в результате, обогащая свои данные, мы получаем, как мне кажется, очень хорошую оценку по клиенту.

Стремление банков узнать о нас больше – понятно: зная наши предпочтения, кредитные организации могут сделать нам адресные предложения и настроить под наши вкусы программы лояльности. Второй момент – оценка рисков и защита от мошенников. Это особенно актуально в случае, когда займы выдаются онлайн.

Андрей Пономарев, генеральный директор компании Webbankir:

– Мы используем различные методики проверки заемщика, а именно принадлежности заемщика к его паспортным данным. В том числе у нас есть – с разрешения пользователя – возможность анализа социальных сетей: Facebook, «ВКонтакте», «Одноклассники». Также у нас есть, помимо бюро кредитных историй, вещи, которые связаны с анализом именно его геолокации, нахождением через наше мобильное приложениеТо есть мы на текущий момент анализируем более 800 параметров, и это позволяет нам снизить риски и, как следствие снижения рисков, поставить более дешевую ставку тем заемщикам, которые порядочные.

Иными словами, если заемщик указывает, что проживает в Воронеже, а, по данным геолокации, он 24 часа в сутки проводит в Мурманске, то велика вероятность, что запрос пришел от мошенника, добавляет эксперт.

165d1fa85781e60363b3a4a624e06ad9.jpg

 

Светлана Белова, руководитель проекта IDX:

– Банки знают о нас очень много – от сотни, наверное, даже тысячи параметров, которые они могут контролировать. Но надо отдать им должное: банки относятся к этой информации очень деликатно, очень трепетно, берегут privacy своих клиентов и никому и никогда эту информацию не разглашают.

Впрочем, не так давно в социальной сети Facebook обсуждалось выступление на конференции представителя компании, которая занимается рекламой на основе данных. Сотрудник рассказывал о рекламной акции, которая была реализована на основе данных о платежах клиентов одного очень крупного банка. Представители кредитной организации вступили в дискуссию и пояснили, что передали компании – которая, кстати, этому банку и принадлежит – только «зашифрованные и обезличенные вероятности», не содержащие персональной информации о человеке. Однако участники обсуждения были возмущены даже одним этим фактом.

Впрочем, банки не единственные, кто «следит» за своими клиентами. Огромный пул информации о нас хранится и у телекомов. Сотовые компании уверяют: они хранят наши данные ответственно и используют только во благо абонентов.

Александр Осипов, руководитель продукта CDN«МегаФона»:

– А сбор данных – это общий тренд для развития собственных каких-то услуг, для развития собственной сети. Мы должны знать о наших абонентах, об их проблемах, чтобы получать, может быть, не только обратную связь, но и самим следить, что происходит, какие проблемы у них существуют, и чтобы развивать наши сервисы.

Иван Астахов, руководитель подразделения М2М и IoT МТС:

– Скажем так: мы эту информацию собираем, просто, поскольку она через нас проходит, она у нас есть, но при этом мы соблюдаем законодательство не только о защите персональных данных, но у нас есть более жесткое законодательство о тайне связи – соответственно, информацию больше, чем там прописано, мы не можем никому выдавать. На сегодняшний день мы соблюдаем все законодательства, лишнюю информацию никуда не выдаем, и, соответственно, наши политики безопасности предусматривают, чтобы информация на третью сторону никуда не уходила.

e88954ee5ddbc7a47f90a7c58c13b244.jpg

Светлана Белова, руководитель проекта IDX:

– Даже если отчасти обезличить ту информацию, которую они иногда отдают на сторону – за деньги, совершенно официально и действуя в рамках существующего законодательства о персональных данных, – даже отдавая такую обезличенную информацию, они все равно дают возможность третьей стороне восстановить субъекта персональных данных, которые могут быть вычислены на основании этой информации.

Совсем недавно один из сотовых операторов был по суду привлечен к административной ответственности за то, что передавал ряду компаний информацию о запросах абонентов в Интернете, а те, в свою очередь, рассылали им таргетированные рекламные сообщения. Суд постановил, что передаваемые данные позволяли прямо или косвенно идентифицировать человека, и подчеркнул, что передача такой информации возможна только с согласия абонента.

Так или иначе, самыми достоверными данными о нас располагают банки и бюро кредитных историй. Информация в БКИ стекается из разных источников – тех же банков, сотовых и страховых компаний, а также от операторов услуг ЖКХ.

Олег Лагуткин, генеральный директор БКИ «Эквифакс»:

– Эта база данных, она, закон ее достаточно четко регламентирует в том плане, что ее де-факто невозможно использовать для маркетинговых целей. С другой стороны, идея, цель по сбору информации для защиты от потенциальных рисков – когда ты даешь кредит, она присутствует и достаточно легко реализуется в рамках этого закона. Соответственно, и наш бизнес построен, мы эти данные продаем, согласно закону, в подавляющем большинстве случаев именно для целей снижения кредитных или страховых рисков.

Добавлю, что с помощью информации, хранящейся в БКИ, кредитные риски снижают не только банки, но и сами клиенты. Прежде всего, раз в год они совершенно бесплатно могут посмотреть свою кредитную историю. Ну а во-вторых…

Олег Лагуткин, генеральный директор БКИ «Эквифакс»:

– Есть другие интересные продукты, как, например, триггеры. Мы предлагаем СМС-информирование. На каждый запрос о вас в бюро кредитных историй вам приходит эсэмэска. Вы сидите утром, пьете чай с бутербродом, вдруг вам приходит СМС, что какая-то организация в каком-то непонятном городе по вам сделала запрос. Соответственно, вы можете превентивно обратиться в банк: «Алле! Вот мой паспорт, у вас там запрос пришел – это не я!» Вы можете превентивно сделать запрос, когда еще деньги не уйдут этому человеку, и, соответственно, заблокируете саму возможность выдачи этого кредита.

Но такую пользу субъекту персональных данных приносят далеко не все базы, где хранится о нем информация. Много разных бизнесов решает, какие данные о человеке собрать, как их хранить и как ими воспользоваться, при этом интересы самого пользователя зачастую не учитываются, считает Светлана Белова. По ее мнению, следует уделить особое внимание вопросу цифрового суверенитета личности, когда у человека появляется больше возможностей влиять на судьбу данных, которые о нем получены.

ddafd1c818660a287596af19f2cfabcf.jpg

Светлана Белова, руководитель проекта IDX:

– И наверное, было бы благом, если бы на рынке появился такой вот независимый оператор, который позволял бы, предоставлял простым и не очень простым людям возможность хранить их персональные данные надежно, безопасно и лицензировать права доступа к ним, получая в обмен за выданные лицензии на доступ какие-то блага, я не знаю, бонусы, скидки и все что угодно.

Олег Лагуткин, генеральный директор БКИ «Эквифакс»:

– От того, что кто-то увидит ваши, я не знаю, потребительские предпочтения, да, можно на вас вывести какую-то более таргетированную рекламу. Но вы тысячу раз можете это и не купить все равно. То есть такого рода усилия не однозначно ведут к получению коммерческой выгоды от вас. Поэтому данных вроде надо собрать много, а барыш получается, в общем-то, небольшой. И поэтому в этой идее ее, наверное, минус основной – ее коммерциализация.

По мнению экспертов, противиться процессу сбора данных совершенно бессмысленно: их собирали, собирают и будут собирать, поскольку методы их обработки совершенствуются с каждым годом. Однако следить за тем, кто, как и зачем собирает о вас данные, безусловно, нужно. Не стоит доверять фитнес-браслету, который просит доступ к вашим контактам и эсэмэскам.

Татьяна Калинникова, Сергей Можаров, Банки ТВ

Источник: Информационный портал Banki.ru